Центральноамериканский тапир

Тапир центральноамериканский самый крупный из тапиров Америки, высота в холке до 120 см, масса около 300 кг. Грива его едва обозначена в виде короткой щетки. Этот вид раньше других стал известен европейцам, и еще в начале XVI в. Педро Мартир писал о нем, как о животном «величиной с быка, хоботом слона и копытами лошади». Распространен в Центральной Америке на север до Мексики, на юг до Северной Колумбии и Эквадора. В Мексике он очень редок, резко снизилась его численность и в странах Центральной Америки. В международную Красную книгу он внесен как вид, которому грозит исчезновение. По образу жизни этот тапир сходен с равнинным тапиром. Он прокладывает через густые заросли широкие прямые тропы к воде, где его подстерегают охотники, добывая ради вкусного мяса.


Центральноамериканский тапир


Тапиры — единственные в Америке живые представители отряда непарнокопытных, а центральноамериканский тапир — наименее известный из всех тапиров. Он встречается в некоторых районах Центральной Америки до мексиканского штата Веракрус на севере, а также в Эквадоре и Колумбии на западных склонах Анд, во влажных тропических лесах, начиная от затопляемых болотистых низин до высокогорного леса.
Девственный дождевой лес и вода — вот необходимые условия для жизни тапира. Это исключительно травоядное животное, много времени оно проводит в воде или жидкой грязи, отлично плавает и в случае опасности часто скрывается в реке» проплывая иногда под водой большие расстояния.


американский тапир


Тапиры очень пугливы и не выносят близости человека или его домашнего скота. В последние годы значительные участки горного и равнинного девственного леса, где обитает тапир, были расчищены под поселения. Вместе с тем человек стал более упорно преследовать животное, и оно теперь исчезло во многих частях его прежнего ареала. Однако это не совсем новый фактор. Как показывает Старкер Леопольд, тапир исчез на полуострове Юкатан уже во время испанского завоевания, «вероятно, в результате заселения этих пространств индейцами майя и расчистки леса». Он утверждает также, что в юго-восточной Мексике «нигде не осталось надежных и безопасных мест для животного».
Тапиры не смогли приспособиться к изменившимся условиям и поэтому уцелели лишь в некоторых самых глухих и отдаленных районах. Единственная возможность сохранить животное — создать надежно охраняемые национальные парки или резерваты на тех участках, где еще почти чудом остался девственный лес.
В 1959 г. Старкер Леопольд писал: «Один из таких участков дождевого леса, который можно отвести под постоянный резерват для тапиров и других представителей влажнотропической фауны и флоры,— северо-восточный склон вулкана Сан-Мартин в горном хребте Тукстла в южной части штата Веракрус. Другие подходящие места могут быть в южной части Кампече, в Кинтана-Роо я Чьяпасе. Основать один или несколько резерватов в дождевом лесу и распространить действенные законы по охране тапира повсюду в южной Мексике необходимо в ближайшее время, чтобы уберечь это уникальное животное мексиканской фауны от окончательной гибели».
Предложение Леопольда почти в такой же мере можно отнести и к другим странам, где тапир еще кое-где существует.

. Он прокладывает через густые заросли широкие прямые тропы к воде, где его подстерегают охотники, добывая ради вкусного мяса.